Страница 207 из 207 ПерваяПервая ... 107157197205206207
Показано с 2,061 по 2,070 из 2070

Тема: Истории, события, заблуждения, факты ...

  1. #2061
    Местный Аватар для Альфредыч
    Регистрация
    06.08.2012
    Адрес
    Брянщина
    Сообщений
    29,147
    Сказал(а) спасибо
    33,546
    Поблагодарили 13,071 раз(а) в сообщениях
    Записей в дневнике
    1

    По умолчанию

    Анатолий Альфредович: РВСН, ЗабВО - Чита 46 - 1964 - 1969гг. 44039ш (Домна), 12412 (10А), 95818 (1966 - 1968), 03482 (узел связи) (10 пл.) дмб.69. Всё.

  2. #2062
    Супер-модератор Аватар для Вик С.
    Регистрация
    21.08.2014
    Адрес
    г. Одесса
    Сообщений
    14,062
    Сказал(а) спасибо
    5,292
    Поблагодарили 40,560 раз(а) в сообщениях

    По умолчанию Как нашли легендарную Трою и «клад Приама» и как все это присвоила Россия.


    Самый знаменитый снимок в истории археологии — это фотография жены гениального археолога-самоучки Генриха Шлимана (Heinrich Schliemann), который нашел легендарную Трою. На нем София Шлиман изображена с золотыми украшениями из обнаруженного археологом так называемого «клада Приама». Эту фотографию мы видим и на обложке книги Данаи Кульмас (Danae Coulmas) «Шлиман и София».

    Брак по расчету.

    Со своей первой женой Екатериной Лыжиной Генрих Шлиман развелся за несколько лет до того, как познакомился с Софией. Он искал спутницу жизни, которая непременно должна была быть гречанкой. Шлиман написал одновременно несколько писем своим друзьям-грекам с просьбой найти жену «типично греческого облика, черноволосую и, по возможности, красивую», пусть бедную, но с хорошим образованием и добрым сердцем.

    Подобная просьба сегодня, возможно, покажется дикой, однако не будем забывать, что речь идет о 60-х годах 19-го века. Тогда в этом не видели ничего позорного или безнравственного. Старый друг Шлимана, митрополит Пелопонесский, который в студенческие годы преподавал ему в Петербурге греческий язык, в ответ на его просьбу прислал ему фотографии нескольких девушек и их биографические данные. Среди «кандидаток» была и двоюродная племянница митрополита, с которой Шлиман поначалу отказался даже знакомиться, так как посчитал ее слишком юной для себя. Ей было всего 17 лет, а ему — 47. Но Шлиман так влюбился в фотографию Софии, что очень скоро решил: именно она будет его женой. Именно с ней он найдет Трою.

    Невеста, похоже, права голоса не имела. Все решили ее родители. Суховатый немец явно не был похож на избранника, который виделся девушке в ее мечтах. Шлиман был маленького роста, сутулый, с непропорционально большой головой. Тяжелые веки, презрительно оттопыренная нижняя губа, щеточка усов... А как супруг он был настоящим тираном — во всяком случае, в начале их совместной жизни. Свадебное путешествие должно было показаться Софии настоящим кошмаром: три дня в Неаполе, два в Венеции, день в Мессине, несколько — в Риме, марш-броски по знаменитым музеям... Вечерами в отеле Шлиман занимался с женой итальянским, немецким и французским языками. Сам он был настоящим полиглотом: прекрасно знал более двух десятков языков, свободно читал и писал, например, на русском и на арабском.

    Оба были поначалу страшно разочарованы друг в друге. А в результате прожили вместе больше 20 лет — до самой смерти Генриха Шлимана. Дошедшие до нас письма Софии к мужу (написанные в последующие годы их брака) полны нежности и искренней любви. Шлиман сознательно разделил свою мировую славу с женой, выдумав историю о том, как был найден знаменитый «клад Приама», «золото Трои», — историю, которая читается, словно увлекательный приключенческий роман. Якобы София тайно выносила золотые украшения из раскопа, завернув в шаль, чтобы рабочие не увидели и не разграбили клад. На самом деле Софии тогда вообще не было на раскопках в Турции: она уезжала домой, в Грецию, на похороны отца. И знаменитая фотография жены Шлимана с золотой диадемой на пышных черных волосах была сделана не у холма Гиссарлык, под которым скрывалась Троя, а позже, уже в Афинах.

    Шлиман и Россия.

    Генрих Шлиман родился в мекленбургской деревне, в бедной семье протестантского священника. Отец пил, бил жену и детей. В конце концов, церковное начальство лишило его сана. В девятилетнем возрасте Генриха отправили к дяде, тоже пастору. Здесь он получил зачатки классического образования. В четырнадцатилетнем возрасте Шлиман стал мальчиком на побегушках в магазине, в котором торговали всякой всячиной. Спустя 15 лет он был уже миллионером, исключительно благодаря собственным талантам, трудолюбию и целеустремленности. Он стал сначала бухгалтером, а потом — одним из управляющих влиятельного торгового дома Schroeder and Co.

    Торговый дом вел дела и с Россией. Тогда в Западной Европе людей, знавших русский язык, да к тому же таких блестящих специалистов торгового дела, можно было пересчитать по пальцам. Поэтому в 1846 году именно Шлимана, несмотря на его молодость (ему было всего 24 года), компания отправила своим представителем в Санкт-Петербург. Спустя год размеры его комиссионных, зависевших от объемов заключенных сделок, удвоились. Шлиман смог основать свою собственную фирму. Знание языка, широкий круг знакомств в аристократических и купеческих кругах России позволяли Шлиману обойти западных конкурентов, а уровень профессиональных знаний и налаженные деловые контакты в Германии, Голландии, Франции и Англии обеспечивали ему преимущество перед российскими купцами и предпринимателями.

    Генрих Шлиман первым начал инвестировать в бумажное производство и типографское оборудование. В преддверии Крымской войны он вложил огромные деньги в плантации индигоносных растений, из которых добывался индиго — натуральный краситель синего цвета. Когда началась война и резко увеличился спрос на военные мундиры синего цвета, Шлиман оказался здесь монополистом и фактически смог диктовать цены на индиго. Англия объявила морскую блокаду России — и вот Шлиман, в обход блокады, через Восточную Пруссию и Мемель (сегодняшнюю Клайпеду) стал доставлять в Россию селитру, серу и свинец, без которых невозможно вести войну. Когда Крымская война окончилась, Генрих Шлиман считался уже одним из самых богатых капиталистов в России.

    Генрих Шлиман.

    Его первая жена Екатерина Петровна Лыжина была племянницей богатого русского купца и дочерью влиятельного юриста, близкого ко двору. Прекрасная партия для богатого иностранца, чувствующего себя таким одиноким в чужой стране. Какое-то время Катерина (так она себя называла) колебалась. А сам Шлиман подумывал о том, чтобы перебраться в Америку. В 50-е годы 19-го века, когда начиналась «золотая лихорадка», он совершил далекое путешествие в Сакраменто, открыл там филиал своей фирмы и даже основал собственный банк. За год, проведенный в Америке, Шлиман заработал почти полтора миллиона долларов.

    И все же он вернулся из Америки в Россию, где предложил Катерине Лыжиной руку и сердце. В 1854 году они поженились. Брак этот обернулся настоящей катастрофой. Почти все биографы Шлимана рисуют Катерину этакой мегерой — бессердечной, эгоистичной, недалекой. Но надо сказать, что и сам Генрих Шлиман был человеком с очень тяжелым характером. Во всяком случае, Катерина наотрез отказывалась сопровождать мужа в его многочисленных деловых поездках и путешествиях «для души». А Шлиман был страстным путешественником. Он объездил весь мир от Швеции до Египта, побывал в Индии, в Гималаях, в Китае и Японии, в Мексике и на Кубе.

    Но Катерину не интересовали ни коммерческие дела мужа, ни его увлечение Гомером и мифами Древней Греции. Правда, она родила Шлиману трех детей, с которыми, кстати, Шлиман всю свою жизнь оставался близок. Он очень тяжело переживал смерть дочери Натальи (она умерла маленькой девочкой). А двое других — Сергей и Надежда — в его завещании упомянуты наравне с Андромахой и Агамемноном (детьми от второго брака).

    На поиски гомеровского города.

    Разрыв с Катериной Лыжиной был неизбежен, но она тянула с разводом. В конце концов, отчаявшийся Шлиман развелся с Екатериной заочно, в Соединенных Штатах. Американские законы это позволяли. И хотя Лыжиной грех было жаловаться на бывшего мужа (он щедро обеспечил и ее, и детей), она всю жизнь сетовала на подлость супруга и утверждала, что их брак на самом деле не расторгнут. Из-за этого Генриха Шлимана считали при русском дворе двоеженцем, и позже он даже не мог приехать в Россию, так как его вполне могли посадить в Петропавловскую крепость. Когда решалась судьба «клада Приама» (Шлиман хотел подарить его той стране, которая создаст для троянских сокровищ музей, носящий его имя), то шла речь и о России. Но Александр Третий и слышать не захотел о том, чтобы вести какие-то дела с «губителем несчастной Лыжиной»...

  3. 3 пользователя(ей) сказали cпасибо:
  4. #2063
    Супер-модератор Аватар для Вик С.
    Регистрация
    21.08.2014
    Адрес
    г. Одесса
    Сообщений
    14,062
    Сказал(а) спасибо
    5,292
    Поблагодарили 40,560 раз(а) в сообщениях

    По умолчанию

    Раскопки Трои.

    Легендарным городом из гомеровской «Илиады» Шлиман грезил с детства. Более двух с половиной тысяч лет назад слепой певец рассказал о том, как была похищена Елена Прекрасная, как бились герои Эллады под стенами осажденной Трои и как благодаря выдумке хитроумного Одиссея, спрятавшего воинов внутри огромного деревянного коня, ахейцам после десяти лет осады все же удалось победить троянцев. Большинство его современников считали всю эту историю и саму Трою художественным вымыслом Гомера. Но Шлиман всегда был убежден в том, что Троя существовала на самом деле. Вот только где?

    Он снова и снова перечитывал «Илиаду», рассматривая ее как абсолютно достоверный фактический источник, как путеводитель, если хотите. И пришел к выводу (как и некоторые другие исследователи), что легендарный город был расположен в Малой Азии, где-то у входа в пролив Дарданеллы. Немало времени и денег ушло на то, чтобы получить «фирман» (разрешение) турецких властей на проведение раскопок на холме Гиссарлык, под которым, как предполагал Шлиман, находилась Троя. Он не ошибся. Он действительно нашел под Гиссарлыком гомеровский город. Нашел вместе с Софией.

    Посмертная слава.

    Генрих Шлиман умер в 1891 году, София — в 1932-м. Он оставил ей огромное наследство, и она устраивала роскошные приемы для политиков и ученых. Но больше всего, как рассказывает Даная Кулмас, она тратила на благотворительные нужды. София давала деньги на больницы и детские дома, финансировала строительство первого в Греции общедоступного туберкулезного санатория... Перед зданием медицинского училища в Афинах, открытом в свое время благодаря Софии и носящем сейчас ее имя, стоит ее бронзовый бюст. Когда она умерла, правительство Греции приняло решение устроить ей официальные похороны. Гроб с ее телом провезли по улицам Афин. Траурную процессию возглавлял премьер-министр страны.

    София и Генрих Шлиманы похоронены рядом на самом высоком месте афинского кладбища, откуда открывается прекрасный вид на греческую столицу. На одной из сторон построенного здесь небольшого мавзолея — барельефы Генриха и Софии. А рядом — изображение троянских находок из «клада Приама».

    Секретная кладовая, или Разделенное «золото Трои».

    «Золото Трои» — часть легендарного « клада Приама» , который отыскал немецкий археолог-любитель Генрих Шлиман, — стало символом спора о судьбе «трофейного искусства» Как эти сокровища вообще попали в Россию?

    В конце мая 1873 года (точная дата неизвестна, так как археолог в разное время называл разные числа) немецкий предприниматель и археолог-любитель Генрих Шлиман (Heinrich Schliemann) нашел в раскопе, уходящем вглубь холма Гиссарлык в Турции, знаменитый «клад Приама» — в общей сложности, почти девять тысяч предметов. Это ювелирные изделия, посуда и керамика. В их числе находятся две уникальные золотые диадемы с подвесками, золотой кубок в виде ладьи, золотые серьги и браслеты, серебряные вазы...

    Романтический миф.

    Конечно, за несколько лет раскопок на Гиссарлыке было найдено намного больше, но именно эти сокровища, которые мы называем сегодня «кладом Приама» или «золотом Шлимана», принесли славу Генриху Шлиману. Археолог-романтик был уверен: наконец-то найдено неопровержимое доказательство того, что Гомер рассказал в своей «Илиаде» чистую правду. У него не было сомнений, что найденные сокровища — выкуп, который престарелый царь Приам собрал для того, чтобы заплатить Ахиллесу за тело своего убитого сына Гектора. В «Илиаде» говорится об этом так:

    ...Злата, весами отвесивши, выложил десять талантов,
    Вынул четыре блюда и светозарных тренога,
    Вынул и пышный сосуд... драгоценность великую! даже и оной
    Старец щадить не хотел: столь сильно пылал он душою
    Выкупить милого сына...


    Увы! Ослепленный своим желанием получить «стопроцентные» доказательства того, что Гомер рассказывал о реальных событиях далекого прошлого, Шлиман закрыл глаза на очевидные вещи. Золотые украшения, найденные им, были изготовлены в совершенно другую эпоху. Если троянский царь Приам, о котором рассказывается в «Илиаде», вообще когда-нибудь жил на свете, то на тысячу лет позже, чем ученые датировали «золото Шлимана». И все же это не умаляет заслуг Генриха Шлимана. Так называемый «клад Приама» стал одной из самых сенсационных находок в истории археологии.

    Музей Трои имени Шлимана.

    Найденные во время раскопок сокровища Шлиман тайно вывез из Турции в Грецию. Позже, между прочим, заплатил за это компенсацию, хотя и по нынешним понятиям смехотворную. Археолог хотел увековечить свое имя, и поэтому решил подарить бесценное собрание троянских находок, в которое входил и «клад Приама», любой стране, которая создаст для них специальный музей и назовет этот музей его, Шлимана, именем.

    Но эти условия не приняли ни греки, ни американцы, ни французы, ни итальянцы. А в России это и обсуждать серьезно не стали, так как там Шлиман считался чуть ли не двоеженцем (со своей первой женой, русской Екатериной Лыжиной, он развелся заочно). А вот немцы как будто были готовы даже принять его в Академию наук. Впрочем, с Академией наук сорвалось, обещанный орден Генрих Шлиман тоже не получил, потому что свою коллекцию принес в дар не кайзеру, а, как сказано в его дарственной, «немецкому народу». Зато он стал почетным гражданином Берлина.

    Правда, Музей Трои имени Шлимана так никогда и не был создан. Троянские находки были выставлены в берлинском Музее первобытной и древней истории. В годы Второй мировой войны их спрятали в одной из зенитных башен — похожем на крепость сооружении, построенном для защиты города от воздушных налетов. Гитлер приказал отправить сокровища вместе с другими ценностями дальше на запад, чтобы они не попали в руки наступавших советских войск.

    Однако директор Музея первобытной и древней истории Вильгельм Унферцагт (Wilhelm Unverzagt) ослушался фюрера. Когда Берлин пал, Унферцагт сдал ценности советским офицерам. Ящик, в котором находился легендарный «клад Приама», одна из трофейных бригад погрузила на грузовик и увезла. И «золото Шлимана» пропало... почти на полвека. Советские официальные лица клялись, что и в глаза его не видели.

    Секретная кладовая.

    Как выяснилось уже после начала перестройки, когда стали открываться многие тайны давнего и недавнего прошлого, троянские ценности все эти годы были спрятаны от всего мира в специальной кладовой-сейфе Пушкинского музея в Москве. Между прочим, войти в эту секретную кладовую можно было только из помещения экскурсионного бюро музея. И никто из приходивших сюда посетителей (как, впрочем, и из экскурсоводов) не подозревал, что за простенькой занавеской в углу комнаты скрывается стальная дверь, за которой находится легендарное «золото Трои». Людей, которые имели доступ в это хранилище, можно было пересчитать по пальцам.

    Но в 1991 году российские историки Григорий Козлов и Константин Акинша опубликовали на Западе почти случайно обнаруженные ими документы, доказывающие, что ценности спрятаны в Пушкинском музее. А еще через два года под давлением неопровержимых фактов сначала министр культуры России, а потом и президент Борис Ельцин официально подтвердили это. Однако это вовсе не означало, что Россия собиралась вернуть троянские находки Шлимана в Берлин. Согласно печально известному закону о реституции они были объявлены российской собственностью.

    В 1996 году в Москве прошла первая выставка троянских сокровищ, как бы «закрепившая» российские претензии. Знаменитое собрание троянских ценностей теперь разделено: золото находится в Москве, бронзовые предметы, тоже найденные на раскопках, — в петербургском Эрмитаже, а керамика — в Берлине.

    Авторы: Григорий Козлов, Ефим Шуман, опубликовано в Deutsche Welle

    https://grimnir74.livejournal.com/13742128.html

  5. 8 пользователя(ей) сказали cпасибо:
    si1953 (15.07.2021) val (15.07.2021) valerok (06.09.2021) Альфредыч (15.07.2021) Гобиец (15.07.2021) Сергей Карцев (15.07.2021) СЕРЕГА УКТК (15.07.2021) Степанов Сергей (08.08.2021)
  6. #2064
    Супер-модератор Аватар для Вик С.
    Регистрация
    21.08.2014
    Адрес
    г. Одесса
    Сообщений
    14,062
    Сказал(а) спасибо
    5,292
    Поблагодарили 40,560 раз(а) в сообщениях

    По умолчанию Фадеев и предательства.

    Мама Александра Фадеева - обрусевшая немка Антонина Кунц сначала была «подставной женой», которую революционеры наняли ходить к сидящему в заточении Александру Фадееву. Крупская была не единственной «женой для зеков» — это революционеры практиковали часто. Когда Антонина забеременела, старший Александр на ней женился, в браке родились дочь и сын. Сына назвали Сашей. Но папа Саша был вечным революционером как Навальный , но данных о его борьбе с царем почти нет. Семья революционерам всегда мешала, отец ушёл. Это было первое предательство в жизни Фадеева. Матери пришлось воспитывать детей в одиночку, пока она вторично не вышла замуж за молодого обрусевшего поляка Свитыча. Отчим был всего на 15 лет старше маленького Александра. Семья решила перебраться в Приморье. Обосновались переселенцы в деревне, неподалеку от нынешнего Арсеньева.

    Когда Александру пришла пора учиться, его отправили во Владивостокское коммерческое училище — впоследствии преобразованном в политехнический институт. В городе он жил в семье родственников Сибирцевых. Сибирцевы были интеллигентами весьма свободных взглядов, так что в их кругу общения было немало революционеров. Постепенно юный Фадеев, в детстве бывший самым настоящим пай-мальчиком, начал попадать под их влияние. В 1918 году власть во Владивостоке была у Колчака. Под знамена своей армии забривали всех мужчин, студентов тоже.

    Фадеев родился 24 декабря 1901 года, т.е. ему тоже светил призыв в армию. Даже ректор училища служил у Колчака. Фадеев бросил училище и ушёл в партизаны. Впоследствии в своей биографии он писал, что его отчислили «за революционные взгляды».

    Партизанам нужны были деньги, они осуществляли набеги на заводы, суда и хозяйства зажиточных семей. Одно из таких нападений описано в криминальных новостях 1919 года и в воспоминаниях самого Фадеева.



    Рыбалка Дрекаловичей в бухте Десантной близ Владивостока.

    Убийство 21 чел.

    Вчера в 7 часов утра на рыбалку г. Лубкова приехал проживающий около заимки милиционер Якобсон, который сообщил о зверском убийстве 21 человека на заимке Дрекаловича. В числе убитых сам Дрекалович, его жена и 19 человек, из которых были 7 человек сербов, несколько человек китайцев и корейцев и остальные русские.

    По словам единственной оставшейся в живых 10-летней девочки, картина убийства рисуется так: около 12 часов ночи на заимку пришли неизвестные люди, одетые в солдатскую форму, вооружённые винтовками и револьверами, которые под угрозой оружия перевязав Дрекаловича, его семью и 19 человек рабочих верёвками, потребовали выдачи им денег. Никакие уверения, что денег нет, не помогли и убийцы начали расстреливать связанных. Все были убиты выстрелами в висок и свалены в одну кучу. Оставшаяся в живых девочка спряталась и случайно не была замечена убийцами. Процесс убийства, по словам живущих в 200-300 саж. корейцев, продолжался около 3-х часов, так как выстрелы слышались с 12 до 3-х часов ночи. По-видимому, убийцы перед расстрелом каждого допытывали о деньгах. На выстрелы корейцы, ввиду своей малочисленности, выйти побоялись и вышли лишь на рассвете.

    Рассказавший об этом милиционер Якобсон просил г. Белащенко, уезжающего с рыбалки Лубкова в город, заявить властям о случившемся, так как лошадь его, Якобсона, сильно устала и дальше идти не может. Г. Белащенко, приехав в город, сообщил о случившемся в 1 час ночи милиции и в 11 часов утра на место выехали прокурорский надзор, начальник милиции и милиционеры.

    ("Голос Приморья", № 191, Пятница 13 апреля 1918 года, с. 2")

    В нападении на дом Дрекаловича в качестве наводчика участвовал 17--летний Саша Фадеев, школяр-недоучка, друг и одноклассник сына семьи Дрекаловичей, он часто гостил у них.

    "...... и ещё дружил я с одним своим одноклассником — Шурой Дрекаловичем. У их родителей, особенно у Кравченко, были большие хутора: у отца Жени, лесного ревизора, — под Шкотовым, у Кравченко — в деревне (кажется, Петровке) по ту сторону Уссурийского залива (не Амурского, а именно Уссурийского), а у Дрекаловича — по эту сторону Уссурийского залива, на самом берегу. Отец Кравченко был очень крупный кулак, не помню, чем занимался отец Дрекаловича, но с Шурой мы были близки на почве совместного пристрастия к охоте, на их хуторе обычно останавливались экскурсии коммерческого училища, выезжающие на побережье залива изучать в береговых отложениях «аммониты» и «белемниты». Так вот мне фатально пришлось участвовать в 1919 году в разорении партизанами всех трёх этих хуторов!"
    А. Фадеев ©

    Фадеев для того, чтобы выслужиться перед партизанами, сдал своих однокурсников и показал дорогу к их хуторам. Это — второе предательство Фадеева.

    После установления советской власти в Приморье, Фадеев перебирается в Петроград — его партия послала учиться в горный институт. Но учёба мало интересовала парнишку, он всё больше занимался революционной пропагандой. В это время он познакомился с Землячкой и их отношения стали очень близкими. Трудно сказать, было ли в их встречах что-то интимное. Всё же Фадееву едва перевалило за 20, а Землячке было уже почти 50 лет. Так или иначе, Фадеев был одним из немногих людей, кто сумел близко сойтись с человеком, при встречах с которым трепетали в ужасе даже самые суровые большевики. Землячка заставила Фадеева писать. Под её контролем был написан «Разгром». Больше Фадеев не мог ничего написать, но Землячка выбила ему государственное содержание на два года «для написания романа». Фадеев убедил власти создать объединение писателей, чтобы можно было на них влиять. И сам возглавил это сообщество. Писатели были в шоке! «Писатель должен хоть что-то писать» — говорил Горький.

    Во время войны он временно отошёл от обязанностей руководителя союза. Сначала был военным корреспондентом, а затем получил задание написать книгу, прославляющую подвиг советской молодёжи в борьбе с нацистами. Так появился второй и последний роман Фадеева — "Молодая гвардия". Первое издание было жёстко раскритиковано Сталиным, который остался недоволен тем, что в романе не отражена руководящая роль партии в борьбе с захватчиками. Поэтому Фадееву пришлось несколько лет переписывать роман, прежде чем он вышел в своей окончательной редакции. Но в романе предателем выведен невиновный человек. Было много скандалов, даже Хрущёв пытался разобраться в ситуации... Но Фадеев в роман правок не внёс. Предал нормальных людей, это - третье предательство.

    За «Молодую гвардию» в 1946 году Фадеев получил Сталинскую премию.

    На посту председателя Союза писателей Фадееву приходилось организовывать и проводить травлю Зощенко, Ахматовой, Пастернака..... конечно же, его писатели считали предателем, а сам Фадеев заливал проблему водкой. Окончательно добила Фадеева работа над романом «Чёрная металлургия», в ходе которой ему пришлось изучить тома уголовных дел реальных людей. Главы романа сходу печатались в «Огоньке», разогревая народ на выявление вредителей на производстве. Но партийная линия вновь совершила зигзаг, и люди, изображаемые в романе как враги, космополиты и шпионы, были признаны невинно пострадавшими новаторами, а те, кто их разоблачал — препятствующими прогрессу в металлургии мерзавцами.

    Роман «Чёрная металлургия» остался неоконченным. Опять предатели оказались не предателями! ... В 1956 году, 13 мая Фадеев застрелился, а ведь было ему 54 года. Страшная жизнь...

    https://gull-25.livejournal.com/140027.html

    *Предсмертная записка Фадеева.

    "Не вижу возможности дальше жить, так как искусство, которому я отдал жизнь свою, загублено самоуверенно-невежественным руководством партии и теперь уже не может быть поправлено. Лучшие кадры литературы - в числе, которое даже не снилось царским сатрапам, физически истреблены или погибли, благодаря преступному попустительству власть имущих; лучшие люди литературы умерли в преждевременном возрасте; всё остальное, мало-мальски способное создавать истинные ценности, умерло, не достигнув 40-50 лет."

  7. 7 пользователя(ей) сказали cпасибо:
    Альфредыч (23.07.2021) Гобиец (24.07.2021) Кайгородов (23.07.2021) кларнет (24.07.2021) Сергей Карцев (24.07.2021) СЕРЕГА УКТК (23.07.2021) Степанов Сергей (08.08.2021)
  8. #2065
    Местный Аватар для Кайгородов
    Регистрация
    06.03.2010
    Адрес
    Санкт-Петербург
    Сообщений
    10,161
    Сказал(а) спасибо
    887
    Поблагодарили 3,209 раз(а) в сообщениях

    По умолчанию

    Посёлок в которой жил Фадеев называется Чугуевка, а недалеко есть посёлок Булыга-Фадеево. Где-то в тех краях партизанил мой дедушка.

  9. Пользователь сказал cпасибо:
    Вик С. (24.07.2021)
  10. #2066
    Супер-модератор Аватар для Вик С.
    Регистрация
    21.08.2014
    Адрес
    г. Одесса
    Сообщений
    14,062
    Сказал(а) спасибо
    5,292
    Поблагодарили 40,560 раз(а) в сообщениях

    По умолчанию



    Пароход «Дальстрой» в бухте Нагаева, 1937 год.

    24 июля 1946 года в трюме парохода «Дальстрой» в Находке во время погрузки взорвались семь тысяч тонн аммонала. Одновременно рванули и 400 тонн тротила в другом трюме. Мама не горюй! – находившиеся рядом портовые сооружения размело, как семечки, заодно разметав и людей.

    Вот что доложил тогдашний министр внутренних дел СССР Круглов Сталину и своему шефу Берии, преуменьшив количество взрывчатки: «В результате пожара и взрыва в бухте Находка уничтожен пароход «Дальстрой» и все находившиеся на нём грузы в количестве: взрывчатки – 917 тонн, сахара – 113 тонн, разных промтоваров – 125 тонн, зерна – 600 тонн, металла – 392 тонн, а всего на сумму 9 млн рублей; на сгоревших складах Дальстроя уничтожено различных промышленных и продовольственных грузов на сумму 15 млн руб. и взрывчатки на сумму 25 млн руб.

    Во время взрыва парохода «Дальстрой» убито и умерло от ран 105 человек, в том числе: военнослужащих – 22, гражданского населения – 34, заключённых – 49; ранено и находится в лечебных заведениях 196 человек, в том числе: военнослужащих – 55, гражданского населения – 78 и заключённых – 63».

    Как всё происходило? В порту на мысе Астафьева с 1943 года существовал подлагпункт No 8, зэки грузили суда, уходящие на север с различными грузами, в том числе со взрывчаткой для строительных работ. Взрывчатку грузили насыпью или в мешках, и в любой момент при определённой раскладке могло случиться ЧП. Так и произошло 24 июля 1946 года.



    Мыс Астафьева место катастрофы.

    Об этом в книге воспоминаний «Я бы снова выбрал море» написал бывший тогда старпомом на «Дальстрое» Павел Куянцев. «В носовой трюм насыпью грузили аммонал. Второй трюм, строп за стропом, заполнялся тротилом в резиновых мешках. Работу выполняли заключённые. Я спросил, почему аммонал грузили насыпью. Приказ из Магадана от самого начальства – ответил капитан».

    Капитан Всеволод Банкович и старпом пошли на берег к военному прокурору и пытались доказать, что грузить подобным образом нельзя, но ничего не добились. Вернулись на судно и после обеда услышали крики о пожаре в первом трюме.

    Капитан не растерялся, приказал подать воду на палубу, открыть кингстоны и затопить носовые трюмы. Приказал покинуть судно, и благодаря этому многие остались живы, хотя сам настоящий капитан остался на борту и погиб. Спустя десять минут после распоряжения капитана раздался мощный взрыв. После него осталась только притонувшая корма теплохода, размело все находившиеся рядом постройки и склады. Кругом месиво грязи, остатков тел и крови. Пятитонный якорь «Дальстроя» отбросило на берег на полкилометра! Взрывной волной в прибрежных домах сорвало крыши и выбило стёкла. Очевидцы утверждают, что целые сутки с неба капал мазут (в бункерах его было 18 тысяч тонн) и в радиусе километра лежали разбросанные взрывом части судна. Сахар и муку раскидало по ближним сопкам, и голодные собирали эту смесь с земли.

    Да что там 1946 год! Эхо того взрыва откликалось и спустя десятилетия. Пионеры находили на близлежащих пляжах огромные куски железа, пытались сдать их в металлолом, но не могли добыть, поскольку они были углублены в землю. А в уже в начале 2000-х годов земснаряды осуществляли плановое углубление бухты в акватории находкинского торгового порта, и в районе причала No 28 ковш земснаряда не смог черпать грунт – что-то мешало. При обследовании дна водолазы обнаружили большие металлические фрагменты. В итоге привлекли плавкран, на борт которого подняли фрагменты корпуса «Дальстроя»: форштевень, приличный кусок фальшборта, якорь и прочие части. Руководство порта думало передать найденное в музей города, но в дальнейшем в те смутные времена ничего не решилось, и о судьбе найденного неизвестно.

    Чертовщина какая-то.

    Спустя две недели после взрыва «Дальстроя» взорвались охраняемые склады взрывчатки в районе пади Ободной. Там было шесть тысяч тонн аммонала и тротила – больше, чем на теплоходе, но никто, к счастью, не пострадал. Тут уже версия о халатности, которую таки и осуществила комиссия из Москвы, подверглась в пух и прах, но концов опять не нашли. Зато сняли очень много местных и краевых начальников НКВД и специальных строительных управлений.

    Эхо находкинского взрыва отозвалось и год спустя в Магадане, когда 19 декабря 1947 года взорвался пароход «Генерал Ватутин», рядом с которым с грузом капсюлей находился транспорт «Выборг». Рванул, естественно, и он. В итоге оба парохода затонули. Из числа команды парохода «Генерал Ватутин» никого живым не нашли, не обнаружили и тел. В результате взрыва на дне образовался котлован длиной до 100 метров, шириной 40 метров и глубиной семь метров. В нём и увидели отдельные части парохода. И поныне официальные данные о числе погибших после взрывов на пароходах «Генерал Ватутин» и «Выборг» разнятся: в одних источниках указана цифра 90, в других – 97.

    Халатность халатностью, но самая популярная версия этой трагедии в начале 1950-х годов на Колыме была связана с зэками, которые якобы решили преподнести «подарок» чекистам к их профессиональному празднику 20 декабря.

    Агент абвера с одной ногой.

    Версия конспирологическая, но правдоподобная. Капитан первого ранга запаса, заведующий сектором института «Гипрорыбфлот» Генрих Колчин в своих воспоминаниях сослался на своего отца, который после войны был начальником Находкинской нефтебазы «Дальстроя» МВД и других его сослуживцев, в том числе старых чекистов-дальневосточников. По его утверждению, только время и цепочка случайностей позволили на рубеже 1960-х годов узнать о тайне взрыва теплохода «Дальстрой». И не только его.

    Как утверждается, к взрыву был причастен разведчик, офицер абвера Эгон Эрке, которого забросили в СССР аж до войны, и он работал моряком, потом каким-то образом стал освобождённым из лагерей инвалидом с одной ногой. Согласитесь, для объяснения причин взрыва и оправдания посаженных за халатность чекистов версия более чем подходящая.

    Как пишет Генрих Колчин, «прошедший школу полковника Николаи и адмирала Канариса, свободно владеющий несколькими языками и специальностями, Э. Эрке, обосновавшийся сначала во Владивостоке, а затем в Находке, вёл в предвоенные годы активную разведывательную работу, завязывал знакомства, вербовал агентуру из деклассированных элементов и девиц лёгкого поведения. Перед войной его задания выполняли две девушки, нелегально вёдшие наблюдение за строительством оборонных объектов на берегах Приморского и Хабаровского края. Их преступная деятельность была пресечена бдительными действиями матросов Тихоокеанского флота. Однако сам резидент Эрке по кличке «Серж» сумел вовремя скрыться, с началом войны перешёл к подготовке и проведению диверсий. Обе шпионки были осуждены и приговорены к длительным срокам лишения свободы. На совести Эрке судьба ещё трёх судов, погибших на Дальнем Востоке при загадочных обстоятельствах. Но возмездие неотвратимо. Отбыв положенный срок заключения, одна из девиц по имени Мария уехала в дальний сибирский городок, где поступила на работу санитаркой в дом инвалидов. Однажды, войдя в палату, она узнала в пожилом мужчине, лишённом конечностей, зрения и с ослабленным слухом, своего «крёстного» по кличке «Серж», поскольку он имел редко встречающуюся примету – раздвоенную нижнюю губу. Органы госбезопасности провели официальное опознание, предъявив Марии ряд фотоснимков из архивов немецко-фашистской разведки. Из предъявленных фотографий Мария выбрала единственную, где молодой «Серж», то есть корветтен-капитан Эгон Эрке, был запечатлён в морской парадной форме. Налицо было и внешнее сходство инвалида и его изображения в молодости».

    Ради этого, согласитесь, стоит снять сериал.

    ДОСЬЕ.

    Пароход «Дальстрой» был построен в 1925 году в Голландии. В 1935 году был куплен Советским Союзом для перевозки заключённых из портов Владивостока и Находки на Колыму. Был переименован в честь народного комиссара внутренних дел Генриха Ягоды. А после того, как Ягоду признали врагом народа и приговорили к расстрелу, пароход получил своё имя – в честь строительной организации НКВД «Дальстрой».

    Валерий БЕЛЬЦОВ.

    https://holera-ham.livejournal.com/5124373.html

    А также:

    http://forums.airbase.ru/2015/03/t91...troj.8155.html

  11. 7 пользователя(ей) сказали cпасибо:
    Альфредыч (07.08.2021) Гобиец (07.08.2021) кларнет (07.08.2021) Комбат56 (07.08.2021) Сергей Карцев (07.08.2021) СЕРЕГА УКТК (07.08.2021) Степанов Сергей (08.08.2021)
  12. #2067
    Местный Аватар для Кайгородов
    Регистрация
    06.03.2010
    Адрес
    Санкт-Петербург
    Сообщений
    10,161
    Сказал(а) спасибо
    887
    Поблагодарили 3,209 раз(а) в сообщениях

    По умолчанию

    Мне папа рассказывал.

  13. #2068
    Супер-модератор Аватар для Вик С.
    Регистрация
    21.08.2014
    Адрес
    г. Одесса
    Сообщений
    14,062
    Сказал(а) спасибо
    5,292
    Поблагодарили 40,560 раз(а) в сообщениях

    По умолчанию


    История Второй мировой войны наполнена многими невероятно трагическими событиями. В ряду этих событий и теперь полузабытая, гибель теплохода “Сванетия”, произошедшая 78 лет назад ...

    "Сванетию" построили в Дании в 1937 году. Судно было включено в состав Черноморского морского пароходства и совершало пассажирские перевозки на ближневосточной линии.

    В начале войны судно оказалось в проливе Босфор. В нарушение международной Конвенции, турецкие власти, несмотря на объявленный нейтралитет, задержали экипаж. Только в середине февраля 1942 г. было заявлено капитану “Сванетии” Александру Беляеву, что корабль может покинуть гавань Стамбула.

    К этому времени военные действия на Чёрном море были в разгаре. Немецкие подводные лодки и вражеская авиация охотились за советскими кораблями. Погибли пароход “Ленин”, теплоходы “Армения”, “Аджария”, госпитальные суда “Абхазия”, “Чехов”, транспорты “Коммунист” и “Чапаев”. Поэтому опытный капитан и штурман А.Кухаренко так рассчитали время, что большую часть пути “Сванетия” прошла ночью и к утру 23 февраля 1942 г. встала у причала порта Поти.

    Став военным транспортом, “Сванетия” была включена в боевой состав Черноморского Флота. Капитану Беляеву присвоено воинское звание капитан-лейтенант.

    На палубе установили пять 45-мм пушек и два крупнокалиберных пулемёта. Поскольку экипажу было вменено перевозить не только военные грузы, но и раненых, прибывшие на судно военврачи 2-го ранга В.А.Итин и В.Б.Борисовский переоборудовали помещения теплохода для принятия раненых и пассажиров.

    В результате преступной халатности командования флота погиб на “Армении” погиб основной состав флотских высококвалифицированных медицинских работников. Поэтому передвижной госпиталь был укомплектован студентами старших курсов мединститутов ...
    Как свидетельствуют документы, они со своими обязанностями справлялись.

    Команда “Сванетии” без потерь провела первый рейс, доставив из Новороссийска в Севастополь 29 марта 1942 г. две маршевые роты в количестве 570 человек, 36 тонн боезапаса, 740 автоматов ППШ, 86 тонн боезапаса для авиации флота, 160 тонн взрывчатки для Приморской армии, 346 тонн продовольствия и 50 тонн фуража И это при том, что корабли сопровождения очень часто нарушали указания при конвоировании транспортов при переходе морем.

    Несмотря на слабые охранения, экипаж благополучно совершил рейсы 3 и 14 апреля. В Новороссийске взяли на борт для Севастополя 191 тонну боезапаса, 682 тонны продовольствия и более 150 бойцов и командиров и вышли 14 апреля в 20.00. И, на этот раз весь груз был благополучно доставлен к месту назначения.

    Рано утром 17 апреля 1942 г. “Сванетия” стала под погрузку. На борт приняли 240 тяжелораненых, которых разместили в приспособленных под палаты каютах, 354 кавалериста 154 кавалерийского полка, 50 человек эвакуированных. В числе пассажиров 65 военнослужащих, в том числе морские лётчики, которые отправлялись за получением новых самолётов. Всего вместе с экипажем более 1000 человек.

    Перед самым отходом поступил приказ принять дополнительно 150 раненых. Вспоминает штурман “Сванетии” Г.А.Кухаренко: “Когда мы прибыли на корабль, народу было так много повсюду, что вахтенной службе пришлось расчищать проход, чтобы дать возможность нам добраться до штурманской рубки: все помещения, коридоры трапы, частично даже верхние палубы были заняты тяжелоранеными бойцами и эвакуированными. Сколько их было на борту - тысяча, полторы тысячи или того больше, - никто не знал”.

    В этот раз командование Черноморского флота для сопровождения выделило только один эсминец “Бдительный”. Считалось, что усиленный конвой следует выделять при перевозке в Севастополь живой силы и техники. А тут раненые и эвакуированные! Комментарии излишни.
    Капитан Беляев сразу побледнел и осунулся, когда узнал перед самым отплытием, что перегруженную сверх всякой меры «Сванетию» будет сопровождать лишь один эсминец. Капитан стал неразговорчив и раздражителен, и по выражению сосредоточенных и усталых лиц своих многоопытных помощников видел, что и они невольно почувствовали угрозу надвигающейся катастрофы.

    17 апреля 1942 г. в 21.00 “Сванетия” вслед за эсминцем вышла из Южной бухты Севастополя. За ночь она ушла далеко в море, достигнув широты 43 градуса, то есть оказалась на одинаковом удалении от турецкого и от родного берега, после чего развернулась и взяла курс на восток.

    Капитан и его помощники надеялись на то, что вражеские самолёты-разведчики, занятые слежкой за прибрежными коммуникациями и передвижениями военных кораблей у Кавказского побережья и Крыма, не смогут их обнаружить.
    Видимо, этот маршрут был рассчитан на то, что немецкие «рамы» (самолеты-разведчики), в нейтральных водах не смогут опознать принадлежность судна или из-за большого удаления вообще не смогут их увидеть.

    К сожалению, этой надежде не суждено было сбыться. Наступило светлое время суток. В 7 ч. 24 мин. вахтенные доложили капитану о появлении самолёта противника.

    Обнаружив сопровождение, разведчик опасался угодить под обстрел эсминца, держался далеко и вскоре скрылся за горизонтом. Воздушная тревога отменена, но капитан приказал усилить наблюдение.

    Напряжение спало. Капитан, соблюдая внешнее спокойствие, испытывал тревогу и предчувствовал беду.

    В 14.00 на высоте 3000 метров появился первый бомбардировщик. 14 самолётов со стороны солнца атаковали теплоход. За первую атаку было сброшено 48 бомб. Только умелое маневрирование спасло на этот раз корабль. И только одна бомба угодила прямо в трубу и разворотила её.
    В бой вступили зенитчики “Бдительного” и “Сванетии”: сбили один самолёт, второй был подбит, стал терять высоту и скрылся.

    Израсходовав весь боезапас, бомбардировщики ушли. Ненадолго. Следовало ожидать нового налёта. Капитану доложили о результатах первого налёта: от близких разрывов бомб на левом борту образовались пробоины, вышла из строя топливная магистраль, нарушена телефонная связь, взрывной волной сорван пожарный насос с фундамента...

    В 15 ч. 55 мин. появились самолёты. Девять торпедоносцев “Хейнкель-111” с высоты 30-40 метров сбросили на судно восемь торпед. Две из них достигли цели: последовало два мощных взрыва, появился крен на левый борт.



    Торпедоносец “Хейнкель-111”.

    Возникла страшная паника. Краснофлотцам Данченко и Воронову удалось спустить на воду только две шлюпки. Спуску остальных шлюпок помешали появившиеся на палубе кавалеристы. Они, естественно, не имели понятия о механике спуска шлюпок на воду, выхватили шашки и перерубили блоки, которые удерживали шлюпки.

    В результате эти спасательные плавсредства вместе с людьми полетели за борт, переворачивались и разбивались о воду. Быстро увеличивался крен. Зенитчики продолжали вести огонь. Один из атакующих торпедоносцев, видимо, не рассчитал, зацепил крылом воду и взорвался.
    Несмотря на трагизм положения, люди, находившиеся на палубе, с восторгом восприняли гибель на их глазах вражеского стервятника. Прозвучала команда капитана машинному отделению: “Задний ход!” Это были его последние слова. Прогремел новый взрыв. Беляева швырнуло на шлюпочную палубу и он потерял сознание.

    Свидетельствует штурман Г.Я.Кухаренко:

    “Через десять минут после попадания торпед вода на судне поднялась почти до штурманской рубки. Из-за большого крена стало невозможным спустить на воду шлюпки по правому борту. Люди метались, хватаясь за что попало, отчаянно крича и взывая о помощи. Особенный ужас был написан на лицах тех, кто не умел плавать...

    С помощью старшего рулевого Куренкова мы чудом отыскали среди этого орущего хаоса капитана Беляева и кавторанга Андреуса, командира санитарных транспортов, и оттащили их на спасательный плот. Потом я кинулся в рубку за корабельными документами, сгрёб их и оказался на правом борту, ещё возвышавшемся над водой.

    Вокруг плавали люди на поясах, спасательных кругах с надписью и просто на различных плавающих предметах, судорожно вцепившись в них. Некоторые, продрогнув и закоченев в холодной воде, пытались взобраться обратно на тонущее судно. Дул четырёхбалльный северный ветер, и вода была очень холодной...

    Вместе с командиром БЧ-4 Чайкиным мы бросились в воду и попытались отплыть подальше в сторону. Слышно было, как стучали крупнокалиберные пулемёты - это не прекращали вести огонь наши матросы. Вдруг они разом смолкли. Мы обернулись. Корма “Сванетии” поднялась высоко над водой. С неё беспорядочно сыпались люди. Один из матросов у самой трубы держался за тросик гудка, как бы оповещая всех натруженным рёвом о страшной гибели.

    Так, под крики людей и рёв гудка “Сванетия” быстро стала уходить под воду, накрыв своим корпусом сразу три шлюпки.

    Образовалась большая воронка, и многих людей засосало, под воду... На воде остались две переполненные шлюпки, плоты, доски, матрасы, чемоданы, спасательные пояса и круги, за которые держались полуобессиленные люди...
    Всего сумели подобрать лишь 61 человека, из спасённых 18 человек позже умерли от переохлаждения.

    “Сванетия” продержалась на плаву только 18 минут. Известны координаты гибели: 43 градуса 00 минут северной широты, 36 градусов 55 минут восточной долготы. Глубина 2150 метров.

    Так Чёрное море стало общей могилой более тысячи человек. Кто они? На протяжении десятилетий с грифом “Совершенно секретно” хранится в Центральном Военно-Морском Архиве документ “Донесение о безвозвратных потерях Черноморского флота за номер 2656” от 15 июня 1942 г., в котором имеются некоторые сведения о погибших членах команды “Сванетии”.

    https://vitalidrobishev.livejournal....ce=interesting

  14. 6 пользователя(ей) сказали cпасибо:
    valerok (06.09.2021) Альфредыч (05.09.2021) Гобиец (06.09.2021) Комбат56 (06.09.2021) Сергей Карцев (06.09.2021) СЕРЕГА УКТК (06.09.2021)
  15. #2069
    Супер-модератор Аватар для Вик С.
    Регистрация
    21.08.2014
    Адрес
    г. Одесса
    Сообщений
    14,062
    Сказал(а) спасибо
    5,292
    Поблагодарили 40,560 раз(а) в сообщениях

    По умолчанию Ужасная месть КГБ за гибель советских пленных в душманской тюрьме Бадабер.


    О событиях 26-27 апреля 1985 года, произошедших недалеко от пакистанского Пешвара, узнал весь мир. Кроме — населения СССР.

    Но западные СМИ уверены — за гибель советских военнопленных, восставших в секретной тюрьме в Бадабере, КГБ отомстил. Причем отомстил самым жестоким образом.

    Укреплённый район Бадабера был построен американцами в начале холодной войны в качестве Пешеварского филиала пакистанской резидентуры ЦРУ. Во время афганской войны в селении Бадабер располагался центр гуманитарной помощи, который якобы должен был предотвратить голодные смерти среди беженцев. Однако на деле он служил прикрытием для школы боевиков контрреволюционной афганской партии Исламского Общества Афганистана. Здесь же тайно содержались советские военнопленные, считавшихся на Родине без вести пропавшими.

    Больше 30 лет назад, 26 апреля 1985 года, когда весь Советский Союз готовился к наступавшему 40-летнему юбилею Дня Победы, примерно в 18:00 в крепости Бадабера послышались выстрелы… Воспользовавшись тем, что почти вся охрана лагеря отправилась совершать вечерний намаз, группа советских военнопленных, устранив двух часовых у артиллерийских складов, вооружилась, освободила пленных и попыталась скрыться.

    Как вспоминал впоследствии лидер ИОА, экс-президент Афганистана Бурхануддин Раббани, сигналом к восстанию послужили действия одного из советских солдат.

    Парень смог разоружить охранника, принёсшего похлёбку. После этого он выпустил на свободу заключённых, которые завладели оружием, оставленным смотрителями тюрьмы. Дальше версии расходятся.
    По одним данным, они попробовали прорваться к воротам, чтобы скрыться. По другим — их целью была радиовышка, через которую они хотели связаться с посольством СССР.

    Факт содержания советских военнопленных на территории Пакистана стал бы существенным доказательством вмешательства последнего в афганские дела.

    Так или иначе, восставшим удалось захватить арсенал и занять выгодные для уничтожения подразделений охраны, позиции. На вооружении советских солдат находились крупнокалиберные пулеметы, миномёты «М-62», ручные противотанковые гранатомёты.

    По тревоге был поднят весь личный состав базы — около 3000 человек вместе с инструкторами из США, Пакистана и Египта. Но все их попытки взять штурмом позиции восставших потерпели поражение.

    В 23.00 лидер Исламского общества Афганистана Бурхануддин Раббани поднял полк моджахедов Халид-ибн-Валида, окружил крепость и предложил мятежникам сдаться в обмен на их жизни. Восставшие выдвинули ответное требование — связь с представителями посольств СССР, ДРА, Красного Креста и ООН. Услышав отказ, Раббани отдал приказ о штурме тюрьмы.

    Ожесточенное сражение, продолжавшееся всю ночь и потери среди моджахедов показали — русские сдаваться не собираются. Более того, лидер ИОА, Бурхануддин Раббани сам чуть было не расстался жизнью под обстрелом гранатомётов. Было принято решение, бросить на восставших все имеющиеся силы. Последовали залповые обстрелы «Града», танков и даже ВВС Пакистана. А что было дальше, видимо, навсегда останется тайной.

    Согласно рассекреченным данным радиоразведки 40-й армии, перехвативших доклад одного из пакистанских лётчиков, по восставшим был нанесён бомбовый удар, который попал в военный склад с хранившимися там патронами, современными ракетами и снарядами.

    Вот как потом предположительно описывал это один из бывших узников Бадабера, Рустамов Носиржон Умматкулович: «Раббани куда-то уехал, и некоторое время спустя появилась пушка. Он отдал приказ стрелять. Когда орудие выстрелило, снаряд угодил прямо в склад и произошёл мощный взрыв. Всё взлетело на воздух. Ни людей, ни здания — ничего не осталось. Всё сравнялось с землёй и повалил чёрный дым».

    Тех, кто не погиб во время взрыва, добили наступавшие. Правда, если верить перехваченному сообщению американского консульства в Пешаваре Госдепартаменту США: «Троим советским солдатам удалось выжить после того, как восстание было подавлено».

    Потери врага составили 100 моджахедов, 90 пакистанских солдат, в том числе 28 офицеров, 13 членов пакистанских властей и 6 американских инструкторов. Взрывом также был уничтожен тюремный архив, где хранились сведения о пленниках.

    Чтобы исключить повторения инцидента, через несколько дней после восстания последовал приказ лидера Исламской партии Афганистана Гульбеддина Хекматияра: «русских в плен не брать».

    Несмотря на то, что со стороны Пакистана были приняты все необходимые меры, чтобы скрыть инцидент — молчание под страхом смерти, запрет на въезд на территорию посторонним лицам, информация о советских военнопленных и жестоком подавлении восстания проникла в прессу.

    Первым об этом написал першаварский журнал «Сапфир», но выпуск был конфискован и уничтожен. Вскоре после этого, пакистанская «Мусульманская Газета» всё-таки опубликовала эту новость, которую сразу же подхватили ведущие СМИ. Старый и Новый Свет трактовал случившееся по-разному. Европейцы писали о неравном бое русских военнопленных за свою свободу, тогда как «Голос Америки» рассказывал о мощном взрыве, в результате которого погибла дюжина пленных русских и столько же афганских правительственных солдат.

    Чтобы поставить все точки над i, Госдеп США 28 апреля 1985 года опубликовал «полную» информацию следующего содержания?: «Территория гуманитарного лагеря площадью примерно одна квадратная миля оказалась погребена плотным слоем осколков снарядов, ракет и мин, а также человеческим останками. Взрыв был такой силы, что местные жители находили осколки на расстоянии четырёх миль от лагеря, где также содержались 14 российских десантника, из которых после подавления восстания в живых осталось двое».
    Но факт восстания подтвердил представитель Международного Красного Креста Дэвид Деланранц, посетивший 9 мая 1985 года советское посольство в Исламбаде.

    Так чем же на это ответил СССР? Официально наше государство ограничилось нотой протеста внешнеполитического ведомства, которое возложило полную ответственность за произошедшее на правительство Пакистана и призывало сделать выводы о том, к чему может привести участие государства в агрессии против ДРА и СССР.

    Но была и неофициальная реакция СССР.

    По данным журналистов Карлана и Бурки, советские спецслужбы провели ряд операций возмездия. О том, что СССР не оставит это дело без ответа, 11 мая 1985 года заявил посол Советского Союза в Пакистане Виталий Смирнов. «За то, что случилось в Бадабере, полную ответственность несёт Исламабад», — предупредил Смирнов пакистанского президента Мухаммада Зия-уль-Хака.

    В 1987 году в результате советских рейдов на территорию Пакистана погибло 234 моджахедов и пакистанских солдат. 10 апреля 1988 года в лагере Оджхри, расположенном между Исламабадом и Равалпинди, произошёл мощный взрыв склада боеприпасов, приведший к смерти от 1000 до 1300 человек. Следователи тогда пришли к выводу, что была совершена диверсия.

    Но главное еще было впереди. 17 августа 1988 года разбился самолёт президента Зия-уль-Хака. И этот инцидент пакистанские спецслужбы также напрямую связали с деятельностью КГБ в качестве кары за Бадаберу.

    А вы говорите, что советская армия была уже слабой, а КГБ себя изживал… Да мы были живее всех живых!

    https://nikolian.livejournal.com/3270495.html

  16. 7 пользователя(ей) сказали cпасибо:
    Александр (13.09.2021) Альфредыч (13.09.2021) Гобиец (13.09.2021) кларнет (13.09.2021) Сергей Карцев (13.09.2021) СЕРЕГА УКТК (13.09.2021) Степанов Сергей (14.09.2021)
  17. #2070
    Местный Аватар для Альфредыч
    Регистрация
    06.08.2012
    Адрес
    Брянщина
    Сообщений
    29,147
    Сказал(а) спасибо
    33,546
    Поблагодарили 13,071 раз(а) в сообщениях
    Записей в дневнике
    1

    По умолчанию

    А вы говорите, что советская армия была уже слабой, а КГБ себя изживал…
    Не станем обсуждать армию, но цену кгб мы узнали в 91 году.
    Анатолий Альфредович: РВСН, ЗабВО - Чита 46 - 1964 - 1969гг. 44039ш (Домна), 12412 (10А), 95818 (1966 - 1968), 03482 (узел связи) (10 пл.) дмб.69. Всё.

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •  
Яндекс.Метрика