Страница 1 из 139 1231151101 ... ПоследняяПоследняя
Показано с 1 по 10 из 1389

Тема: Литературная страничка.

  1. #1
    "Дедушка" Аватар для Комбат56
    Регистрация
    25.12.2009
    Адрес
    Оренбург и Оренбургская область
    Сообщений
    17,822
    Сказал(а) спасибо
    9,042
    Поблагодарили 11,661 раз(а) в сообщениях

    По умолчанию Литературная страничка.

    Давно хотел продолжить свои "Воспоминания", да не получается никак - ленивый стал. Вот решил ветку соответствующую открыть, может хоть это как-то подтолкнёт...
    Да глядишь и ещё кто-то надумает, присоединится.
    в/ч 52410 - Песчанка. в/ч 61434 76 МСП - Даурия. 1975 - 1977гг
    Василий.

  2. Пользователь сказал cпасибо:
    Федор 77-79 (02.03.2010)
  3. #2
    "Дедушка" Аватар для Комбат56
    Регистрация
    25.12.2009
    Адрес
    Оренбург и Оренбургская область
    Сообщений
    17,822
    Сказал(а) спасибо
    9,042
    Поблагодарили 11,661 раз(а) в сообщениях

    По умолчанию

    «УЧЕБКА»

    - К вагона-а-м! Выходи строица-а-а…
    В полусонной тишине вагона, команды - прозвучавшие внезапно и усиленные многократным повторением – кажутся особенно громкими. За долгую дорогу вынужденного путешествия, по необъятным просторам нашей огромной страны мы уже как-то привыкли к тишине, размеренности, монотонному убаюкивающему покачиванию вагона, перестуку вагонных колёс на стыках. В том, что просторы действительно необъятны – мы уже убедились. За несколько дней пути, проехали почти пол страны, и не было видно ни конца её, ни края. Уже не удивляло, как в первые дни, ни смена пейзажа за окном, ни города и посёлки, – изредка сменяющие друг друга. К новизне привыкли, путешествие утомило, любопытство сменилось апатией.
    Нет, начиналось-то всё не совсем спокойно – скорее совсем не спокойно.

    Когда нас, огромной колонной, привели на железнодорожный вокзал к пустым вагонам ожидавшего нас поезда, вся прилегающая территория вокзала была заполнена народом. Толпы провожающих стояли за оцеплением из милиционеров и солдат, окруживших перрон. Шум, крики, кто-то смеётся, кто-то плачет, играют гармошки, бренчат гитары, кто-то поёт, кто-то выкрикивает напутствующие слова…
    Провожающих много – казалось, весь город собрался в этот час на вокзале. Собрались родственники и друзья местных призывников, и приехавшие из ближайших окрестностей. Оставалось только удивляться – как они узнали дату и время отправки? Ведь даже мы этого не знали. От нас всё держали в секрете, вплоть до последнего построения.
    Как и среди провожающих, так и среди призывников, многие под хмельком. Особенно среди местных. Их можно понять – Майские праздники, проводы, друзья, подруги. Многих городских отпускали на праздники домой – под гарантии родственников, у кого-то повестка была на сегодняшнее число.
    Последние минуты перед погрузкой. Вот уже прозвучала команда – «По вагонам…». Шум нарастает. Меньше смеха, звуков гармошки, гитарных переборов. Больше слёз, прощальных пожеланий, выкриков…
    Поддавшись общему волнению, я, с замирающим сердцем разглядываю толпу. Кручу головой во все стороны. Призывники, провожающие – сотни, тысячи людей, море голов. С надеждой вглядываюсь в лица. - Может быть хоть кто-то, …хоть одно знакомое лицо, …хоть одним глазом? - Нет! - Опять никого!
    Ни на районном призывном пункте в Аягузе, ни на сборном областном в Семипалатинске, где мне пришлось провести почти семь суток – мне не удалось встретить ни одного знакомого человека. И это при таком-то скоплении народа?
    Шумная погрузка, беготня, толкотня, суматоха…

    В одном из купе, примерно в середине вагона, увидел свободную верхнюю полку. Закинул рюкзачок, забрался сам. – Хорошо, что полка верхняя - обрадовался я, – спокойнее будет…
    По внешнему облику обитателей купе можно было сделать вывод, что все пассажиры, как и я – сельчане.
    - Нормально, повезло… - закончил я осмотр, - на нижних полках в основном по двое сидят, сейчас пока радуются, а на ночь кому-то придётся на третью полку лезть – багажную. - Дальнюю дорогу сидя не высидишь, - заключил я.
    За окном медленно поплыло здание вокзала, привокзальные строения, толпы людей на перроне.

    Поехали.
    Шум в вагоне и на перроне усилился. Отъезжающие столпились возле окон, пытаясь в последний раз увидеть родных. Провожающие волной движутся за отходящим поездом, словно пытаются догнать его, машут руками, кричат что-то. Что-то хлопнуло, и послышался звон разбитого стекла. Шум усилился - громкие выкрики, команды, возня.
    Наверное, стекло выдавили – подумал я, - а может, кто бутылкой в окно запустил.

    Ну, вот и всё. - Прощай гражданка! - Вернусь через два года! - А может через три? – мелькнула вдруг мысль. – Ведь нам так и не сказали, куда нас повезут – где мы будем проходить службу.
    Нет, на Морфлот не похоже – сопровождают нас солдаты, а не моряки, - успокоил я сам себя.
    - Ты не заметил, какие эмблемы у солдат? – это сосед с полки напротив. Видно и у него те же мысли, что и у меня.
    - Да не понятно. Видел и пехтуру и пушкарей, танкисты были, связисты, …а кто из них наши «покупатели» время покажет. - Не говорят же ничего, даже куда везут, в секрете держат. - Как будто это изменит что-то. - Тайна великая… - В какую сторону хоть едем? – это уже я у него.
    - Пока в северном направлении… – а на запад или восток – после Барнаула или Новосибирска видно будет.
    - А ты что думаешь, что так далеко увезут? - Может быть, где-нибудь поближе оставят? – с надеждой в голосе спросил я.
    - Да нет, не думаю. – Видел, целый эшелон набрали, все вагоны под завязку набили. – Сдаётся мне, на край света загонят…
    - Никавай… - протянул он руку. Вместо «л», прозвучало не то «в», не то «уа» - я не сразу сообразил, что это имя.
    - Что?
    - Каменский… Никауай. – повторил он.
    - Давыдов… Василий, – представился и я.
    - Откуда забрали?
    - Из Аягузского района. - А тебя?
    - Местный… Семский.
    Новость меня удивила. С виду парень простой – сельский, на городского хипаря совсем не похож. Одет очень просто, и разговаривает без гонора.
    - А парнишка вроде ничего, - подумал я – может вместе придётся «службу тянуть».
    в/ч 52410 - Песчанка. в/ч 61434 76 МСП - Даурия. 1975 - 1977гг
    Василий.

  4. Пользователь сказал cпасибо:
    киномеханик (27.03.2014)
  5. #3
    Местный Аватар для aziat
    Регистрация
    25.12.2009
    Адрес
    Москва
    Сообщений
    8,894
    Сказал(а) спасибо
    7,829
    Поблагодарили 6,602 раз(а) в сообщениях

    По умолчанию

    Комбат 56,Леха-Связист........Молодцы, ПРОДОЛЖАЙТЕ!!!Прикольно так через ваши воспоминания самому вспоминать поездку в армию.И моментами такое вспомнишь...Аж мурашки по коже идут!!!!
    весна 1986 - весна 1988, Борзя-3, в/ч 46198,
    1114-й Артиллерийский полк.
    Артур.

  6. #4
    "Дедушка" Аватар для Комбат56
    Регистрация
    25.12.2009
    Адрес
    Оренбург и Оренбургская область
    Сообщений
    17,822
    Сказал(а) спасибо
    9,042
    Поблагодарили 11,661 раз(а) в сообщениях

    По умолчанию

    С вашего разрешения продолжу...


    Вот так мы и познакомились. Потом перезнакомились с остальными соседями по купе. Договорились держаться вместе, пока не доберёмся до места. Как я и предполагал, все, кроме Николая, оказались сельскими жителями. Социальный уровень, интересы, характеры были примерно одинаковыми – это нас объединяло и сплотило. Как показало время – не напрасно. Не прошло и часа, с момента отправки поезда, как по вагону стали бродить одиночные и целыми группами всевозможные «послы». Сначала просили, потом стали требовать с угрозами – «на разбитое стекло», «на ремонт вагона», «сержанту на дембель», «лейтенанту на отпуск». Сборам и поборам не было конца – уходили одни, приходили другие, их сменяли третьи.
    У меня денег не было. Я уехал из дома ещё десять дней назад и за это время почти полностью поистратился. Дело в том, что месяца за полтора до этого, мы семьёй переехали в Джамбулскую область на новое место жительства. Перед отъездом, я, как законопослушный гражданин, поехал в Аягуз в военкомат, чтобы сняться с воинского учёта. Но в военкомате и слушать не хотели, ни о каком снятии с учёта и обвинили меня в том, что я попросту решил «закосить» от армии, а для этого и затеял переезд, чтобы снявшись здесь с учёта затеряться на какое-то время на необъятных просторах нашей страны. Не слушая моих увещеваний и клятвенных заверений, что по прибытии на новое место жительства я тут же встану на учёт в местном военкомате, мне, после долгих мытарств и хождений по кабинетам, выписали повестку и вручили её под роспись.
    Повестка на призывную комиссию была на 26 апреля, после комиссии мне вручили повестку на 28-е. На денёк съездил в Каракол. Одноклассников почти никого не было. После окончания десятилетки прошло около года, многие были в отъездах. Разъехались, кто на учёбу, кто на работу. А к праздникам съехаться, ещё не успели. Переночевал у бабушки и на следующий день вернулся в Аягуз. В тот же день нас, призывников, посадили на поезд и отправили в Семипалатинск.
    Неделя, проведённая на областном сборном пункте, основательно подчистила мои, вобщем-то небольшие денежные запасы. В столовой нас не кормили. Толи её не было вообще, толи по какой-то причине была закрыта. В местном буфете, (в город не выпускали) выбор был не велик – пирожки, пряники, кефир, рыбные консервы. Питаться приходилось всухомятку, да к тому же нужно было экономить. Сколько придётся пробыть на сборном пункте, никто не знал. Пока «покупатели» не приедут. А когда же приедут эти самые «покупатели», одному Богу известно.
    В ожидании «покупателей» заняться было нечем. Нас разбили по командам и предупредили, чтобы мы никуда без надобности не отлучались, ждали, в любой момент за нами могут приехать. Да и как можно было куда то отлучиться, - к воротам близко никого не подпускали. Правда, находились смельчаки, которым удавалось каким- то образом перебраться через высочённый забор. Но таких было мало, да и «самовольщики» (за редким исключением), почти всегда задерживались возле ближайших магазинов милицейскими патрулями, и возвращались назад, под бдительное око военкоматовских работников. Самовольщиков было не много, но и они доставляли нам много хлопот. Если их замечали в момент побега, - тут же объявлялось общее построение, проводилась перекличка с целью выявления отсутствующих. После того как фамилии отсутствующих заносились в «чёрные списки», нас не распускали, держали в строю до самого возвращения беглецов. Пока не вернуться, или пока их не вернут. Независимо от времени суток и погодных условий. Стояли и по ночам, по периметру огромного двора сборного пункта, освещённого мощными прожекторами, и под дождями мокли, возмущаясь и проклиная непоседливых беглецов.
    Вообще, построения были частыми. По любому поводу. Объявление зачитать надо, - построение. Сбежал кто, - построение. «Покупатели» приехали, - построение. Даже если нужно им всего два-три человека, объявлялось общее построение, проводилась перекличка и только после этого выкрикивались фамилии счастливцев, «проданных» прибывшим «покупателям».
    Отобранных призывников строили и уводили за ворота. Куда, никто не знал. Какие рода войск, где кто будет служить, - никому ничего не говорили. Секретность! Военная тайна! Только номер команды, в которую ты записан и всё. Ничего больше знать не положено.
    Оставшиеся, либо разбредали по двору, либо шли досыпать. Спали на нарах. Даже не на нарах, а был такой сплошной деревянный настил на всю комнату. В два яруса. Ни матрасов там, одеял или подушек и в помине не было. Спали на голых досках, вповалку, не раздеваясь. Кто где ляжет. Да в общем-то и спать толком не приходилось. Несколько построений за ночь, да на каждом построении нужно выстоять несколько часов, особенно если приходилось ждать какого-нибудь «самовольщика». Понятно, что за неделю моего пребывания на сборном пункте, я с завистью смотрел на любого «счастливчика», выходящего за ворота, независимо от его дальнейшего пункта назначения.
    Но «покупатели» уводили небольшие группы новобранцев, а призывники поступали на сборный пункт большими партиями. Видимо куда-то готовили большую команду.
    Вскоре пункт был практически переполнен. Спальные места занимали с боем. Некоторые умудрялись забраться и под нары. В основном это были вновьприбывшие и скорее всего с большого перепоя. Им было всё равно где, лишь бы поспать.
    Чувствовалось, что всех нас скоро куда-то отправят, больно пункт переполнился. Офицеры, работники военкомата, хоть и не говорили ничего, но по ним было видно, что готовится большая партия новобранцев на отправку. Я стал готовиться и на последние деньги закупил кое-каких продуктов в дорогу.
    в/ч 52410 - Песчанка. в/ч 61434 76 МСП - Даурия. 1975 - 1977гг
    Василий.

  7. Пользователь сказал cпасибо:
    киномеханик (27.03.2014)
  8. #5
    "Дедушка" Аватар для Комбат56
    Регистрация
    25.12.2009
    Адрес
    Оренбург и Оренбургская область
    Сообщений
    17,822
    Сказал(а) спасибо
    9,042
    Поблагодарили 11,661 раз(а) в сообщениях

    По умолчанию

    Заначки, оставленной на «чёрный день», хватило на «разбитое стекло» и «сержанту на дембель». Остальным «ходокам» я отказывал с чистой совестью, спокойной душой и безразличным видом. Мои соседи по купе, тоже без особой радости расставались со своими рублями и трёшками. Настал момент, когда мы окончательно отказались платить «дань». «Послов», недовольных отказом было много – особенно в первые дни. Многие угрожали – обещали привести «сержанта», или даже «лейтенанта», некоторые пытались применить силу. Но мы уже освоились с обстановкой, поняли настоящую «цену» этим бесконечным поборам, и дружно давали отпор зарвавшимся «сборщикам». При первом намёке на опасность, соскакивали со своих мест и выталкивали «посла» в проход. Взять нас было не просто и вскоре, постепенно, наше купе стали обходить стороной. Лишь иногда, кто-нибудь раздосадованный, грозился расправиться с нами в части. Но эти угрозы для нас были не страшны – ещё не известно как на самом деле всё повернётся в этой самой части. Да и когда это ещё будет, где она эта часть?
    Дальняя дорога сдружила нас с Николаем. Мы много рассказывали друг другу о себе. Он жил с матерью и сестрёнкой – отца не было. После восьмого класса учился на холодильщика. Успел поработать на местном мясокомбинате. Хорошо играл на гитаре, знал множество песен, сочинял стихи. К жизни относился философски, с юмором, не унывал, много шутил. Был многосторонне развит, и с ним было интересно общаться.
    За окном проплывали города и посёлки, станции и полустанки. Иногда мы проскакивали без остановок даже крупные города, а иногда стояли подолгу на небольших полустанках. Перецепляли вагоны, локомотивы. Кого-то высаживали, строили и уводили. В опустевшие вагоны заселяли новых призывников. На таких станциях всегда было много народу. Было шумно. Сразу же на перроне возникала прощальная суматоха, резкие выкрики, песни, частушки, и неизменная гармошка. Казалось, будто группа гармонистов сопровождает наш поезд, и на каждой станции встречает вновь прибывших.
    Интересно было наблюдать за происходящим. Мы уже освоились, считали себя старожилами, и, наблюдая за посадкой, замечали много того, чего не видели во время своей погрузки.
    Растерянные лица призывников, слёзы в глазах у женщин, сосредоточенный взгляд и показная весёлость мужчин. Погрузка призывников на каждой станции отличалась от предыдущей посадки. Иногда призывники, выстроившись колонной, под руководством офицеров, быстро вбегали в распахнутые двери входного тамбура, и без задержки исчезали в прожорливом чреве вагона. Иногда же, сгрудившись галдящей толпой у входной двери, лезли все скопом на подножку вагона, расталкивая друг друга, не обращая никакого внимания на окрики и команды сопровождающих их офицеров и сержантов.
    По вокзальным вывескам, мы уже давно определили, что везут нас на восток. Первое время нас, жителей степных просторов, удивляли бескрайние леса, горы, сопки, болота – но постепенно ко всему этому привыкли. Проехали Барнаул, Новосибирск, Красноярск, Иркутск, Улан-Удэ. Промелькнуло множество городов поменьше, огромное количество станций, полустанков, разъездов. Пересекли Обь, Енисей, Ангару. Некоторое оживление внесло озеро Байкал. Поезд долго полз, казалось по самому его берегу – петляя, извиваясь словно змея. В окно можно было увидеть и локомотив, пыхтевший впереди, и хвостовые вагоны нашего состава. Поезд то снижал ход – вот-вот остановится, то разгонялся, и тогда вагоны раскачивались, и казалось ещё немного и никакая сила не удержит вагоны на рельсах и они посыпятся как горох прямо в озеро. Было прохладно. Озеро было покрыто сплошным ледяным панцирем. Горы почти полностью укрыты снегом. Я лежал на полке, поглядывал в окно – а перед глазами были цветущие сады, зелёная трава, яркое южное солнце. Дом. Родные места. Когда же теперь я попаду домой? Когда опять увижу родных: отца, мать, братьев, сестру? Сердце сжалось. На душе стало тоскливо, тоскливо.
    - Коль, а ты кем бы хотел служить?
    - Не знаю… - В военкомате мне сказали, что для артиллериста подхожу. - Я технику люблю – вот и на холодильщика выучился, а в школе любимый предмет был математика. - А ты?
    - Да вроде обещали в автороту… - Я же в ДОСААФе на водителя учился.
    - В автороту это хорошо. – Говорят, почти как на гражданке. – Знаешь одну свою машину, и все дела… - ни подъёмов тебе, ни отбоев. – Деды не дёргают…
    - Да я вроде то же самое слышал. – Жаль только, что вместе не получится служить. – А у тебя, случайно, водительских прав нет?
    - Да нет, нету.
    - Жалко… - А давай, когда будут распределять по частям, будем проситься, чтобы нас вместе оставили.
    - Будем конечно, - но кто же нас спросит? – У нас и специальности разные.
    - Специальности-то разные, но в команду нас одну записали, и везут в одном вагоне – значит, и выгружать вместе будут. – На вокзале же помнишь – разные команды, по разным вагонам рассаживали.
    - Не-е, не помню. - Меня мамка с сестрёнкой провожали – плакали. – Я больше их успокаивал. – Да и сам был не свой – всё из башки вылетело.
    - А я помню… - А раз так, то, похоже, что в одной части служить будем. – Вопрос только, в какой? – Но, что бы ни было, надо держаться друг за друга. – Вдвоём не один. – И с дембелями будет попроще… - Здесь же, видел, никто нас не одолел. - А народец-то всякий был, до сих пор, чуть ли не пол вагона пьяные колобродят. – Угрожать-то угрожали, а тронуть боятся – вместе-то мы сила…
    - Ну конечно. - Что ты говоришь. – Эт-то, само собой… - А ещё, хорошо бы, какого-нибудь земляка – «деда» встретить, вообще лафа была бы.
    - Ну-у, это ты размечтался. – Я на это даже не надеюсь. – Нас в Семске сколько… - тысячи полторы посадили в вагоны? – И из этих полутора тысяч, я не увидел ни одного знакомого. – Теперь мы все, кто едет на этом поезде, да и вообще все, кто из Казахстана – земляки. – Видел же, куда нас везут?
    - Да-а, на самый край географии…

    И вот оно, долгожданное – «Выходи строица-а-а».
    Собираем свои отощавшие за дорогу рюкзачки, пакеты, сумки – возбуждённые спешим к выходу. По всему вагону суматоха. Эту команду ждали давно, но как всегда бывает, прозвучала она неожиданно. - А? - Что? - Где? - Куда приехали? - Где мы?
    Никто не отвечает. Все только спрашивают. Кто-то уже прочитал вывеску на небольшом здании вокзала – «Песчанка». «Песчанка» - что это, где это? Но уже кто-то, где-то узнал. Уже передают, объясняют друг другу, сами толком ничего не зная. Песчанка… станция… под Читой… километров 10 до Читы…
    Наконец-то все повыпрыгивали из вагонов, столпились на перроне. Столпились – потому что строем это назвать нельзя. С непривычки покачивает в такт вагону, в ушах не смолкает перестук колёс. Сержанты, в последний раз проверили пустые вагоны, проводники подняли жёлтые флажки, поезд тронулся и покатил. Всё! Приехали! Оглядываюсь. Толпа приличная, выпрыгивали из двух вагонов – человек двести, не меньше.
    «В колонну по четыре станови-и-сь». Сержанты суетятся, покрикивают, пытаются создать что-то наподобие строя. По ним видно, что они заранее знали, когда прибудем на место. Чисто выбритые, наглаженные, со свежими подворотничками – в глазах ни намёка на недавнее, хмельное состояние.
    «Шагом ар-р-ш»! Ну всё, побрели…

    Колонна растянулась. Где-то сбились плотной кучкой, где-то приотстали, кому-то наступают на пятки, кто-то спотыкается. Над толпой гул голосов – все делятся впечатлениями, высказывают догадки, перекликаются…
    - Коль, ты веришь, что из нас что-то получится? - Мы будем ходить строем, стрелять, разбираться во всех званиях, родах войск? - Мы же, как стадо баранов, мы же неуправляемые!
    - Научат… - Не мы первые, не мы последние!
    в/ч 52410 - Песчанка. в/ч 61434 76 МСП - Даурия. 1975 - 1977гг
    Василий.

  9. Пользователь сказал cпасибо:
    киномеханик (27.03.2014)
  10. #6
    Местный Аватар для Хамит-76
    Регистрация
    26.12.2009
    Адрес
    Великая Степь
    Сообщений
    610
    Сказал(а) спасибо
    24
    Поблагодарили 94 раз(а) в сообщениях

    По умолчанию

    Василий прочитал. как-будто за ново проехал через ст. Тайга, Тайшет, ст.Зима. Улан-Удэ а вот Байкала я так ни разу не увидел. А переживания те же, как тогда перед не известным.А с Николаем, с кем ехали общаетесь?

  11. #7
    "Дедушка" Аватар для Комбат56
    Регистрация
    25.12.2009
    Адрес
    Оренбург и Оренбургская область
    Сообщений
    17,822
    Сказал(а) спасибо
    9,042
    Поблагодарили 11,661 раз(а) в сообщениях

    По умолчанию

    Цитата Сообщение от Хамит-76 Посмотреть сообщение
    А с Николаем, с кем ехали общаетесь?
    После армии растерялись. Как-то лет 20 назад, приезжала одноклассница из Семипалатинска, она там работала на мясокомбинате. Спросил её о нём (подозревал что он работает там же где и до армии работал). Оказывается знала его. Пытался через неё наладить связь с ним, но... не получилось!
    в/ч 52410 - Песчанка. в/ч 61434 76 МСП - Даурия. 1975 - 1977гг
    Василий.

  12. #8
    "Дедушка" Аватар для Комбат56
    Регистрация
    25.12.2009
    Адрес
    Оренбург и Оренбургская область
    Сообщений
    17,822
    Сказал(а) спасибо
    9,042
    Поблагодарили 11,661 раз(а) в сообщениях

    По умолчанию

    Колонна выползла за село. Песчанка – станция небольшая, дома в основном деревянные, одноэтажные. Куда же дальше?.. Дорога идёт с небольшим подъёмом. С интересом оглядываю окрестности – места, где пройдут два года моей жизни. Почти со всех сторон сопки, покрытые густым лесом. По правую сторону они совсем близко – каких-то несколько сот метров. По левую, сопки - в нескольких километрах. – «Природа вроде бы неплохая» - радуюсь я. Похоже, что это не только моё мнение. Головы у всех как на шарнирах. Конечно же, для нас, привыкших к бескрайним степям – высокие сопки, покрытые густым лесом, - в диковинку.
    Прямо по курсу – двух - трёхэтажные здания, крашеные в жёлто-коричневый цвет, обнесенные высоким забором такого же жёлто-коричневого цвета. Военный городок… «От Песчанки примерно километра два с половиной - три», - прикинул я.
    Чем ближе к городку – тем тише в колонне. Все как-то разом присмирели, посерьёзнели, подтянулись. Меньше стало разговоров, тоскливее взгляд – что же ожидает нас впереди?..
    КПП (контрольно пропускной пункт) встретил нас распахнутыми воротами. Дежурный откозырял офицерам, возглавлявшим нашу колонну – дневальные, стоявшие по обеим сторонам ворот, с интересом разглядывали нас, мы – их, и всё вокруг.
    - Вешайтесь, чуханы, - почему-то с издевкой посоветовали нам дневальные у ворот.

    Так мы прошагали почти через весь городок.
    – Офицерские общаги, - неслось по рядам, - штаб, казармы, клуб, столовая. При виде столовой, шум над колонной усилился – изголодались ребятишки. Нет, мимо. Дальше. Прошли через плац. Впереди осталось два здания, одно с высокой трубой – котельная. – А что же другое? Баня! – Переодевать ведут, - догадались самые сообразительные.
    Недалеко от бани, группами стояли военнослужащие. С интересом нас разглядывали, оживлённо переговаривались. Сначала я никак не мог понять, чем же мы их так заинтересовали? Да и не только их. Все, кто попадался нам на всём пути следования через городок, разглядывали нас с повышенным интересом. Потом меня осенило…
    - Колян, ты ничего не замечаешь?
    - А што?
    - Посмотри на них, и посмотри на нас… они же, как бледные поганки, у них снег только-только сошёл. - Да и то не везде ещё. - А мы посмотри, чернота какая, ...у нас же казахов процентов шестьдесят, а они же смуглые как копчённые. - Да и мы, русаки, успели уже загореть. - Немного от них отличаемся.
    - Точно! - То-то я смотрю, они нас как в зоопарке разглядывают. - Я уж думал, земляков высматривают, а они в цирк пришли.
    Подошли к бане. Все сгрудились у входа. Вдруг команда: - «Документы, деньги, ценные вещи сдать на хранение лейтенанту Белоусову, …раздеваться в раздевалке, …одежду в общую кучу – она вам больше не понадобится, и всем марш в моечный зал – мыться».
    Из документов у меня военный билет и водительское удостоверение – сдаю на хранение, как приказали. Денег нет, ценных вещей нет – недовольная мина у принимающих на «хранение» сержантов. Из личных вещей, ничего – рюкзачок, в котором были безопасная бритва, общая тетрадь для писем, десяток конвертов, авторучка, кое-что из мелочей, пара банок консервов (берегли как НЗ, не знали, сколько ещё ехать), - я отдал какому-то солдатику, когда проходили по плацу. Уж очень глаза у него были тоскливые, а это вроде как бы передачка оттуда – с гражданки.
    Быстро разделся, - жалеть мне нечего, - и в моечную. Бр-р-р. Холодина-а-а, баня-то не топлена. На улице тепла-то градусов семь – восемь, а здесь вообще, наверное, около нуля. Бетонные полы, каменные стены, холодная вода. Как ни велико было желание освежиться после дальней дороги, душных вагонов – но, мыться здесь невозможно. Слегка поплескавшись, пытаемся выйти из моечной. Не пускают.
    Постепенно, моечный зал заполняется почти до отказа. Загнали всех! Все двести человек, и ни кого не выпускают. Тихий ропот постепенно перерос в шумное возмущение. Крики недовольства, кто-то забарабанил в дверь, подбадривая друг друга, загремели тазами. Шум поднялся невообразимый…
    Рывком открылась входная дверь. В моечную заскочили человек восемь солдат. На погонах сержантские лычки, в руках солдатские ремни со звёздами на пряжках. Встали вдоль стены. Ремни намотаны на правую руку – помахивают ими, пряжками похлопывают по левой ладони.
    - Што чмошники, бунт на корабле? - Мыться не хотите? - Гражданку вспомнили?
    Притихли бунтари. – Вода холодная, - стали робко оправдываться. – Баня не топлена, как же мыться-то?
    - А кто же вам, говнюкам, баню греть-то будет? – Кто же знал, что вас сегодня привезут? – Вы и так нам весь праздник испортили!
    Мы переглядываемся. Какой праздник? Ах, да! Выехали мы 4-го, дней пять были в дороге. Получается сегодня 9 Мая! С Днём Победы! А ведь никто и не вспомнил…
    - Сейчас будем из вас, чуханов, - салабонов делать, будем домашние пирожки из вас выбивать, - скалятся сержанты, размахивая ремнями.
    Да-а.. В другое бы время. Двести человек против восьми? Да смели бы, и не заметили, как затоптали. Но не сейчас. Почему-то голый, не прикрытый никакой одеждой, чувствуешь себя совершенно беззащитным, беспомощным.
    Кто-то из сержантов поднял резиновый шланг, валявшийся под ногами, открыл кран – струя холодной воды метнулась в нашу сторону. Толпа голых «чуханов» заволновалась, заходила ходуном. Передние, прикрываясь тазами от леденящей воды, пытаются спрятаться в середину. Задние, зажатые со всех сторон, подняли крик, отбиваются, отталкиваются, кто как может. Крик, шум, тазы гремят, сержанты хохочут. Кино бесплатное – «пытка генерала Карбышева». Праздник…
    Наконец экзекуция закончена. Стоим как мокрые курицы – присмиревшие, словно парализованные, подавленные и раздавленные. Стыдливо прикрываемся – кто тазами, кто просто руками. Всех трясёт – от холода, обиды, унижения, несправедливости. Вот она «армия»! Первый её день. Толи ещё будет?!

    Двое с ремнями остаются в дверях, остальные выходят в раздевалку.
    - По одному… получать обмундирование… бегом…
    «Швейцары» в дверях методично, с интервалом в две секунды взмахивают ремнём. - Следующий… - Следующий…
    Вот в этот-то промежуток, между взмахами, нужно и проскочить между ними. Зазевавшийся получает смачный шлепок пряжкой ремня по голому заду.
    Вот и моя очередь. Уловив момент, проскакиваю между замахами, вбегаю в раздевалку – в лицо летит пара кирзовых сапог. На бегу ловлю сапоги, быстро окидываю взглядом всё помещение, ориентируюсь. По всему залу стоит несколько столов. За столами, прямо на полу, грудами свалено обмундирование. Возле первого – сапоги, второго – тюки с хэбэшками, возле третьего какие-то белые узелки. Возле каждого стола стоят по два сержанта, один «выдаёт» робу – второй размахивает ремнём. «Выдают» простым броском в лицо. Нужно успеть поймать брошенную тебе вещь и увернуться от ремня, и всё это нагишом, бегом, мимо всех трёх столов. Кто замешкался – получил ли сапогами в лицо, поскользнулся ли, или просто не успел поймать что-то – получает «горячий привет» всё тем же ремнём под дружный хохот сыплющих остротами довольных сержантов.
    Проскакиваю мимо всех трёх столов – всё вроде бы удачно, не зря на «гражданке» спортом занимался. Ходил на волейбол и борьбу, реакция есть, получил всё кроме «приветов». Выскакиваю на улицу прямо голяком. На улице «зеленеет» прямо на глазах. Многие уже успели переодеться в зелёную солдатскую форму, с непривычки все кажутся одинаковыми, как близнецы.
    Нахожу себе местечко в сторонке – здесь поспокойнее. Провожу ревизию вещей. – Ага, сапоги. Размер? 41-й – в самый раз. Хэбэшка на месте – размер вроде бы мой. Хорошо, что фигура стандартная. Ведь когда «выдавали» обмундирование, никто за размерами не следил, – какая пачка была вскрыта – оттуда и брали. – Так. А дальше? Что в узелке? Белый фланелевый квадрат – разорвём пополам, будет пара портянок. Всё понятно. Дальше. Белая нижняя рубашка, подштанники. Ага, нижнее бельё – сразу одеваем. Дальше что? Пилотка, ремень брючной, ремень поясной – вот и всё, что нужно солдату.
    Приоделись.
    в/ч 52410 - Песчанка. в/ч 61434 76 МСП - Даурия. 1975 - 1977гг
    Василий.

  13. 2 пользователя(ей) сказали cпасибо:
    ДМБ90 (11.05.2018) киномеханик (27.03.2014)
  14. #9
    Местный Аватар для ГОБИЕЦ76
    Регистрация
    27.12.2009
    Сообщений
    228
    Сказал(а) спасибо
    27
    Поблагодарили 10 раз(а) в сообщениях

    По умолчанию

    Читал и словно сам сидел в том вагоне. Как, всё знакомо. Сам ехал 7суток до Улан-Батора. И станции, Тайга, Зима, тоже почему-то запомнились. А ещё помню что на этих станциях в тупиках стояло очень много паровозов. Ну очень много. Сами чёрные, с красными колёсами и трубами. Нам сказали на случай войны стоят в тупиках.
    Молодец Василий, читал аж сердце заколотилось, как вчера это было. Всё тоже самое. Пиши дальше, своё сразу тоже вспоминаеться.
    Александр.
    Чита-16. Песчанка. 76г. Мандал-гоби в.ч п.п 52541 76г-77г. Чойр 77г-78г.

  15. #10
    Местный Аватар для Хамит-76
    Регистрация
    26.12.2009
    Адрес
    Великая Степь
    Сообщений
    610
    Сказал(а) спасибо
    24
    Поблагодарили 94 раз(а) в сообщениях

    По умолчанию

    Вот на счёт позеленели на глазах и все стали как близнецы, до сих пор помню. Мы прибыли на ст Ясная в ноябре и баня была тёплая, переодевались без суеты. Вот перед глазами, я вижу самого себя и таких как я. стоим с испуганными, широкими глазами, как телята и смотрим Мы на этот неизвестный Мир, от которого не жди добра. Позади остался родной дом, мама с тревожными, заплакаными глазами. Вот там и осталось любовь, тепло, забота твоих близких, родных. Тут Мы ещё не повзрослели, это было только началом нашего пути на Голгофу.

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •  
Яндекс.Метрика